Выдающийся лама цанид-хамбо Агван Доржиев

Научно-исследовательская конференция  «Буддийская культура»

Буддизм в Забайкалье: история и современность

Тема: Выдающийся лама цанид-хамбо Агван Доржиев

 

 

 

Жигмитова Арюна Баясхалановна

Муниципальное общеобразовательное учреждение

«Челутайская средняя общеобразовательная школа»

село Челутай

 

 

руководитель: Болотова Валентина Николаевна

категория: высшая

Почетный работник общего образования России

учитель технологии

Муниципальное общеобразовательное учреждение

«Челутайская средняя общеобразовательная школа»

 

 

 

Оглавление

 

Введение                                                                     3

Основная часть                                                           7

Заключение                                                                 14

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Введение

Проблема: Донести до нынешнего поколения о выдающихся ламах Забайкалья,  и процветании их роль в развитии буддизма в России

Актуальность.

Буддизм в Забайкалье имеет богатую и давнюю историю. Его активное проникновение в наши края относится к ХVII веку. Это было время основания знаменитого монастыря Эрдэни-цзу в Халха-Монголии, когда учение Шигэ-Муни начало распространяться и в Ара-Халху, как назывался в то время весь Забайкальский регион Восточной Сибири.

И уже после проведения официальной государственной границы между Россией и цинским Китаем (1727 – 28 гг.) буддизм начинает формироваться в пределах Российской империи как самостоятельное религиозное учение. Первый стационарный дацан в Бурят-Монголии был основан в 1741 году в Хилгантуе (правый берег Селенги), вскоре – и в Гусиноозерске (левобережье Селенги). Тогда же было создано Центральное духовное управление буддистов России. Где указом Елизаветы Петровны (1741 — 1761) были утверждены 150 комплектных (штатных) лам Бурят-Монголии, что явилось официальным признанием правительством России буддийской церкви на территории империи, которая сыграла свою особую роль во внутренней и внешней политике российского правительства.  Верховным ламой стал тибетец Агван-Пунцук.

Его приемник Дамба-Даржаа Заяев в 1764 году Указом Императрицы Екатерины II утверждается бандидо хамба-ламой.  И с тех пор буддийская религия получает в России интенсивное развитие. Знаменитые ее монастыри в лучшие годы своего расцвета насчитывали по тысячи лам и хувараков, как например Цугольский, Агинский, Гусиноозерский, Эгитуйский и т.д. При дацанах широко развертывается издательское дело на старомонгольском и тибетском языках, которым снабжаются храмы не только одной Бурят-Монголии. Можно с уверенностью сказать, что равной типографии как в Агинском дацане не было нигде в России. До сегодняшнего дня  некоторые семьи сумели сохранить старинные книги «бурханай номууд» и они стали семейным оберегом, отпечатанные в типографии Агинского дацана. Также в годы репрессии отдельные граждане сумели сохранить различные божества и книги «бурханай номууд», которые впоследствии были возвращены в Агинский дацан.  

В данное время возобновлен типографское дело в Агинском дацане, где печатаются и распространяются буддийские книги, учебники, журналы для населения и детей.

При дацанах появляются незаурядные мастера по иконописи. С приходом буддизма в наши края также получили распространение тибетские и монгольские письменности, развитие грамотности среди отдельной части населения, которая включала в себя основы индо-тибетской и китайской астрономии, имевшие практическое значение в жизни скотовода. В области тибетской медицины выступали подлинные её знатоки, и они приносили огромную пользу людям. Именно они веками лечили наш народ.

Буддийские дацаны многие годы были центром образования и культуры. Ламы обучали местных детей грамоте. Каждая семья стремилась дать одного своего сына на обучение дацану и многие впоследствии становились  хувараками и продолжали получать полный курс буддийского систематического знания.

Ламы Агинского дацана славились своей ученостью, среди них были известные философы, медики и астрологи. Именно здесь – в самом большом дацане Забайкалья, наши предки, исповедуя буддизм, обретали фундаментальные основы своего мировоззрения, с помощью которого воспитывали подрастающие поколения.

Цель: Исследование и распространение о жизненных путях выдающихся лам распространивших Дхармы в северной стране в частности Забайкалье.

Задачи: 1. Изучить биографии выдающихся лам Забайкалья.

  1. . Пробудить интерес к возникновению буддизма в Забайкалье.
  2. Использовать любые возможности для просвещения молодежи и учащихся о выдающихся ламах Забайкалья об их величайших подвигах, за распространение Драгоценного Учения Будды, за возрожденную духовную культуру народа.

Краткий обзор используемой литературы и источников:

  1. Буддизм: персоналии – под общей редакцией доктора буддийской философии Бабу Ламы даны краткие биографические данные о пандито хамбо ламы России, выдающиеся ламы Агинского дацана, шэрээтэ ламы Агинского и Цугольского дацана, агинские эмчи-ламы, буддийские иконописцы и т.д.
  2. Мир буддийской культуры: духовное наследие и современность – доклады и сообщения о самых разных аспектах буддизма – его истории, основ вероучения, философии, культуры, истории становления института буддийского монастырского образования, истории распространения буддизма в разных регионах проживания монголоязычных народов, истории буддизма до революции и современного возрождения Дхармы в агинских степях. В данной работе публикуется также статьи по монголоведению и тибетологии. Особенную ценность и своеобразный колорит книге придают статьи, посвященные памяти Учителей, о которых по крохам собраны редчайшие материалы, как документальные, так и устные.

3.Жимба хамба – Дамбанима Цырендашиева и Даримы Ким о жизненном пути Эрдынеева Жимба Жамсо – Пандито Хамбо Ламы

  1. Цанид-хамбо Агван Доржиев – описано о жизненном пути и общественно-политической деятельности ученого богослова, дипломата, просветителя, видного деятеля национально-освободительного движения тибетского и монгольских народов, реформатора буддийской конфессии в царской и советской России.

Структура работы. Работа состоит из ведения,  основной части, заключения. Во введении обосновывается проблема и актуальность темы. Обозначены цель и задачи необходимые для ее достижения.

Заключение содержит итоговые выводы по проделанной работе.

 

 

Цанид-хамбо Агван Доржиев

Говоря о духовных деятелях в масштабах не только Забайкалья, но и Монголии, Тибета, без всякого преувеличения можно отметить, что наш народ выдвинул из своей среды немало выдающихся лам, гэгэнов, хамбо-лам, прославивших свое имя и свои деяния на весь буддийский мир. К таковым, бесспорно, относится выходец из Бурят-Монголии цанид-хамбо Агван Доржиев, личность яркая, незаурядная, можно сказать, неповторимая.

Агван Доржиев совершает длительную поездку по Калмыкии, где ведет проповедническую деятельность, несмотря на сопротивление местных властей и чинивших всяческие препятствия, организовывает первые дацаны. Он организовывает отправку на обучение способных юношей из Калмыкии в знаменитые монастыри Тибета. Впоследствии многие из них вернулись в родные степи прекрасно обученными ламами.

Где бы он ни находился, под его руководством в свое время совершались молебствия-хуралы в Париже, Урге, Санкт-Петербурге, в дацанах Бурят-Монголии и Калмыкии.

1905-07 годах, состоя первым министром при свите Далай ламы цанид-хамбо Агван Доржиев развертывает активную деятельность в возведении новых буддийских храмов в России, является инициатором обновленческого движения буддийской конфессии и реформатор монгольской письменности.

Находясь на должности дипломатического представителя Тибета в России цанид-хамбо Агван Доржиев, начинает вести переговоры с Его Величеством Николаем II о строительстве буддийского храма в самой столице России.  Договаривается о его местоположении и архитектуре. Строительство дацана началась на богатые пожертвования мирян ламаитов Забайкалья, Калмыкии, Халха-Монголов,  Тибета.  Участие в строительстве дацана не было разрешено буддистам Японии и Китая. Но Китайским королем Сиама был найден оригинальный способ участия. От буддистов своей страны он преподнес цанид-хамбе Агвану Доржиеву в виде дара позолоченную серебряную статую Будды, которая заняла главное место в алтаре.   Строительство буддийского дацана в столице Российской Империи было завершено 1915 году.

Из Агинских и Цугольских дацанов на строительство и реставрацию дацана были отправлены группа лам: зодчие, иконописцы, мастера по металлу и дереву. Впоследствии во время репрессии они были арестованы и их судьбы не известны.

Буддийский храм в Санкт-Петербурге был религиозным центром с факультетом буддийского богословия, рассчитанный на духовное объединение буддистов Бурят-Монголии и Калмыкии, пропаганду буддизма и его философии в России.

В годы первой революции Агван Доржиев вместе с ученым ламой Тарбаевым, профессором Ц. Жамцарано, Б. Барадин являются зачинателями идей реформы буддийской конфессии, использования ее институтов для распространения научных знаний, превращения бурятских и калмыцких  дацанов в своего рода центры культуры и просвещения в обновленческой трактовке.

По получении известий о резком ухудшении политического положения на Дону, в Северном Кавказе и Поволжье в 1919 году срочно выезжает в Калмыкию, где в то время полыхала гражданская война, подвергались разгрому буддийские храмы, а служители – гонениям и репрессиям. Цанид-хамбо везет «Обращение Совета Народных Комиссаров к калмыцкому народу» за подписью В.И.Ленина, которое начиналось словами «Братья, калмыки!» и где, в частности говорилось: о «Декларации народов России», где всем народам было обещано равенство, право самим определять свои судьбы, отмены всяческих национальных и религиозных ограничений и свободное культурное развитие». Цанид-хамбо едет в Астрахань, знакомит областное руководство с состоянием калмыцких дацанов (хурулов), принимает меры к объединению отдельных философских хурулов в единый центр в местности Хэцын Булаг, снабжает настоятелей хурулов с «Обращением Совета Народных Комиссаров» за подписью В.И.Ленина.

При его сподвижничестве в дацанах были запущены типографии европейского образца: это Агинский , Цугольский, Гусинозерский, Ацагатский.

Агван Доржиев принимал участие в работе съезда народов Востока, проходившего с 1-го по 8-е сентября 1920 года в Баку. На съезде приняли участие делегаты из различных стран и народностей советского и зарубежного Востока, а также из Европы.

В середине октября 1920 года группа делегатов бакинского съезда была приглашена на заседание Политбюро ЦК РКП(б), в их числе Агван Доржиев и калмык А.М.Ринчино, который к тому времени приехал в Москву, сопровождая членов монгольской делегации Данзана и Чагдаржава. На заседании было принято важное решение по вопросам о задачах РКП(б) в местностях, населенных восточными народами, проект которого был составлен собственноручно В.И.Лениным. и в нем говорилось:

«1. Усилить работу Совета национальностей при Наркомнаце и поставить доклад об этой работе на ближайшем заседании СНК.

  1. Назначить строжайшее расследование злоупотреблений и насилий, совершенных местным русским населением по отношению к восточным народностям (в особенности к калмыкам, бурят-монголом и т.д.), и подвергнуть виновных к наказанию.
  2. Издать от имени высшей Советской власти манифест, который бы подтвердил основы национальной политики РСФСР и установил более действенный контроль за ее полным проведением в жизнь.
  3. Признать необходимым проведение в жизнь автономии, в соответствующих конкретным условиям формах, для тех востлочных национальностей, которые не имеют еще автономных учреждений, в первую голову для калмыков и бурят-монголов, поручив Н.К.Нацу»

По инициативе цанид-хамба Агвана Доржиева в Хара–Шибири  в 1921 году открывается начальная школа, которая  впоследствии становится одной из первых улусных бурятских школ семилеток.

В начале 20-х годов цанид-хамбо организует сбор средств и скота в бурят-монгольских аймаках Восточной Сибири и Халха-Монголии для отправки в Калмыкию и Поволжье, население которых подвергалось тяжелым бедствием и голоду из-за разрухи, засухи, и других природных и социальных невзгод и напастей. И он получает за это благодарственное письмо от референта отдела Дальнего Востока по делам Монголии и Тибета НКИДТОВ. Л. Берлина.

15 октября 1922 года в Ацагатском дацане созывается духовный съезд буддистов двух бурят-монгольских областей. И цанид-хамбо Агвану Доржиеву в новых условиях демократических реалий удается более энергично пропагандировать свои обновленческие идеи и реформы.

Цанид-хамбо и его сторонники выдвигают следующие принципы и идеи обновления ламаитской церкви Бурят-Монголии в новых условиях социалистической революции и преобразования всех основ народной жизни в стране:

  1. «… Ламы, желающие в дальнейшем войти в новый строй жизни, должны совершенно отказаться от личной собственности, от своих домов и все свое имущество должны передать дацанской коммуне, а также отказаться от своего имущества, находящегося у родственников, собственные книги должны сдать в библиотеку дацана и пользоваться на общих основаниях, должны также организовать общую столовую, питаться на началах коммуны, квартира, питание, одежда и прочие нужные предметы должны употребляться со строгим соблюдением «Винан»
  2. Установить порядок содержания и хранения имущество хидской коммуны с таким расчетом, установленный порядок не противостоял интересам трудовых масс и государственной политике, а также установить точный порядок прихода и расхода. Необходимо также установить, чтобы все имущество хидской коммуны считалось общественной собственностью бурят-монгольского народа. Выяснить, подлежит или не подлежит обложению налогом имущество хидской коммуны.
  3. Ламы, последовавшие вышеуказанным правилам их жизни, должны пользоваться общественными правами на общих основаниях наравне с другими гражданами».

В бурят-монгольской буддийской конфессии и общественном движении в 20-х годах зарождаются два течения. Первое – обновленческое движение, которое признавало Советскую власть, и стремилось учение буддизма и его институты приспособить к новым политическим и социальным реалиям. Второе течение – консервативное, начавшее борьбу и конфронтацию как с обновленцами, так и с новой властью. Первое течение возглавлялось Агваном Доржиевым и его сторонниками, а второе – многими ширетуями (настоятелями) дацанов и бывшими нойонами.

Эти идеи обновления ламаитской церкви в Бурят-Монголии   послеоктябрьских лет и приведения ее в некоторое соответствие с общим направлением развития общественно-политических преобразований в СССР представляли собой для Агванна Доржиева не просто вынужденное  приспособленчество к неожиданным зигзагам стихийного развития событий в стране и мире. Они являли собою новую, высшую ступень поступательного развития обновленческого и национально-освободительного движений в стране, предшествующими этапами которых были обновленчество эпохи революции 1905-1907 гг. и обновленчество эпохи февральской демократической революции 1917 года.

В начале 20-х годов Агван Доржиев входит с ходатайством в Министерство иностранных дел Советской России о посылке в Тибет экспедиции, состоявшей из бурят и калмыков в качестве буддийских паломников. В ее состав входили, кроме духовных лиц, выполнявших поручения цанид-хамбо как официального представителя Далай-ламы в России, также известный деятель бурят-монгольского национального движения Даши Сампилов и профессиональный фотограф Ф.В. Баханов, перед которыми ставились научно-исследовательские задачи.

Для окончательного разрешения данного вопроса Агван Доржиев в 1922 году был на приеме у Председателя Совета Народных Комиссаров В.И. Ленина, поддерживавшего начинания цанид-хамбо. Экспедиция вернулась на Родину в 1924 году уже после кончины В.И. Ленина. Все поставленные перед ней задачи были полностью выполнены. Более 700 позитивов и негативов фотографий Ф.В. Баханова, кстати, сейчас находятся в архиве МИД СССР.

В 20-х годах Агван Доржиев работает в российском центре по делам буддизма и в «прогрессивном» левом крыле церкви, утверждая, что буддизм и большевизм совершенно совместимы. Его аргументы были смелыми. Вот некоторые из них: в буддизме нет Бога, значит – это атеистическая религия; буддизм проповедует сострадание и справедливость; буддизм является культурным выражением одного из входящих в Россию народов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заключение

Кропотливо изучив роль цанид-хамбо Агвана Доржиева в развитии и процветании буддизма в России пришли к выводу, что первые годы октябрьской революции стали золотым веком буддизма в России. Открывались новые храмы, старые обновлялись. Всего этого не было бы, если бы не деятельность цанид-хамбо Агвана Доржиева, поскольку он был незаурядным человеком, сыгравшим решающую роль в центрально-азиатской политике. Он обладал решительностью, опытом, умом, искренностью и, таким образом, «был сильнее коммунистических бюрократов». Он мог перехитрить их в их же игре, цитируя работы Маркса и Ленина в выгодном для него свете. Он был уважаем даже в Москве.

«Когда мы беседуем с Доржиевым, нам, большевикам, необходима полная мобилизация нашего интеллекта для »того, чтобы быть на высоте» — так высказывался нарком просвещения А.В.Луначарский на встрече с интеллигенцией, сам бывший блестящий эрудитом, интеллектуалом и энциклопедистом.

Цанид-хамбо Агван Доржиев – ученый-богослов, дипломат, просветитель, видный деятель национально-освободительного движения тибетского и монголоязычных народов, реформатор буддийской конфессии в царской и советской России завершил свой жизненный путь в возрасте 85 лет.

Печально памятные годы репрессии вырубили лучших представителей буддизма. И в дальнейшем мы  будем изучать жизненный путь других выдающихся лам, которые посвятили всю свою жизнь, чтобы вновь возродить после 30-х годов разрушения послевоенные годы, буддизма в Забайкалье  и в том числе России.

 

 

.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список использованной литературы

  1. Бабу лама (В.Л.Чимитдоржиев) // Буддизм: персоналии. изд-во Экспресс Чита, 2011
  2. Г-Н Заятуев Цанид-хамбо Агван Доржиев Улан-Удэ 1991
  3. Д.Цырендашиев, Д.Ким Жимба хамба изд-во «Агын Унэн» пгт Агинское 2008
  4. Ц. Дондукбаев – Дид Хамбо-лама, Б.Д.Цыбиков – шэрээтэ-лама и др. // Мир буддийской культуры: духовное наследие и современность. Изд-во БНЦ СО РАН Улан-Удэ 2006